Десятый
Я дембельнулся прошлой зимой. У меня был четырехмесячный запой, и я решил: «черт возьми, а ведь армия – это отличный способ от него избавиться». Я доплатил, чтобы пойти в армию, у меня просто были определенные проблемы. И пошел. Появляется целый год, чтобы покопаться в своей голове, расставить приоритеты и планы, не терять время вхолостую.
На распределителе удивляли ребята со спецназа, такие огромные громилы, которые постоянно орут. Я тогда подумал: «что происходит, куда я попал, я же музыкант».
Потом был карантин. Я стал писать стихи офицерам, старослужащим и их дамам. У меня был шаблон, имена менял и все. Поэтому я ничего особо не делал. Затем я перешел в оркестр главного штаба. Думал, что и там я ничего делать не буду, но по утрам пришлось бегать по семь километров. Сомнительное удовольствие. Из-за того, что мы столько бегали, у одного парня сердце совсем посадилось. Он дважды падал без чувств, откачивать приходилось. Если в других частях работа распределяется на сотню человек, то в оркестре эту работу делают десять человек. Работать в разы больше. И домой мы тоже не ходили, нас мало – должен кто-то постоянно быть в части.
Я не отстрелял ни одного патрона. Когда все поехали на стрельбище, меня положили в санитарную часть специально, чтобы я написал речь на присягу. Зачем что-то делать, если умеешь красиво говорить. Вместо всех полевых учений, у нас были парады. Человек мало, концертов много, постоянно получали нагоняй. По идее мы должны были по выходным уходить домой на сутки. Но поскольку наш старшина был странным, были случаи, когда я полтора месяца не был дома, месяц.
Помню, меня не пускали месяц домой, потому что я "плохо" убрался. На обратных сторонах листьев комнатного растения была пыль. Помню, мы с ребятами как-то сфотографировались на фоне автобусов в парадной форме, и где-то через неделю приехали дяди из шестого отдела. Министерство государственной безопасности. Начали шить нам уголовку за оскорбление формы, за разглашение военной информации – номера автобусов были видны на фото. Но тут главное правильно себя поставить. Говоришь им: «я всю жизнь учусь, работаю, хочу чтобы Приднестровье развивалось, делаю все возможное. Но один раз оступился, не моя вина». И нас пронесло. Врать я всегда умел.
На армию уходит невероятное количество денег. Нужно делать что-то хорошее, чтобы получить другое хорошее в ответ. Но бывает иначе. Хочется уйти домой вместо одного дня на двое суток – идешь покупать краску, красишь забор. Красишь забор, приходит старшина, говорит, что плохо покрашено. И никуда в итоге не идешь.
За год я разобрался с вопросами внутри себя, может благодаря армии я и смог закончить колледж – стал меньше спорить, меньше говорить, меньше ругаться с преподавателями. Научился быть сдержаннее, ведь невозможно переубедить в чем-либо взрослого человека. Он закостенелый и сформировавшийся, чтоб не говорить тупой.
Словом, все зависит от такого, какой ты человек.
Made on
Tilda